avangard-pressa.ru

Государство Шибанидов (Узбекское ханство), Тюменское (Сибирское) ханство и Ногайская Орда - Государство

Политическая история левого крыла Улуса Джучи (Кок-Орды; в русских источниках - «Синяя Орда», позже - «3аяицкая Орда») весьма сложна и тут она затрагивается лишь в связи с формированием в ХУ в. на его территории трех позднезолотоордынских государств: Узбекского ханства, Тюменского (Сибирского) ханства и Ногайской Орды. Два последних этнополитических образования фактически выделились из состава более раннего государства Шибанидов (Узбекского ханства). Но они в его рамках уже существовали в виде самостоятельного вилайята (вилайят Чимги-Тура) или племенного иля (Мангытский иль).

Государство Шибанидов (Узбекское ханство). После смерти Идегея (1420 г.) в восточной части Улуса Джучи началась борьба за власть между несколькими ханами, среди которых видная роль принадлежала потомкам Шибана - Шибанидам и Мангытскому илю (Сафаргалuев 1960: 202-204; Трепавлов 2001: 93). В итоге противоборства разных политических групп (Ахмедов 1965:32-46) в 1428/29 г. предводителями многих племен, в числе которых выделялся внук Мангыта Идегея-Ваккас, на ханский престол был посажен Шибанид Абулхаир, положивший начало Шибанидскому государству. Столицей нового государства стал г. Тура (Тара), в котором исследовали видят административно-политический центр «вилайята Чимги- Тура» - г. Чимги- Туру, известный также как г.Тюмень (Ахмедов 1965: 48; Сафаргалиев 1960: 207). В этом качестве он оставался до 1446 г. Но постепенно сфера интересов ШибанИДского государства из юго-западной Сибири начала сдвигаться в бассейн Сыр-Дарьи, где в 1446 г. ханом Абулхаиром были захвачены ряд городов (Ахмедов 1965: 57-58). Столица государства тогда переместилась в г. Сыгнак.

По-видимому, в пределах Шибанидского государства оставались полусамостоятельные владения во главе с отдельными ветвями дома Шибанидов (некоторые исследователи полагают, что они вообще были независимы от хана Абулхаира) (Ахмедов 1965: 60-65). Поэтому, между ними постоянно шла борьба за верховенство. В итоге этого противоборства и из-за отделения около 1447 г. Мангытского иля (см. далее), а также под воздействием внешних факторов (война с калмыками), вскоре после смерти хана Абулхаира (1468/69 г.) государство Шибанидов распалось, но его этнополитическое ядро ещё продолжало сохраняться. Параллельным наименованием этого государства было название «Узбекский улус», «вилайят-и узбек», восходящее к имени хана Узбека (Ахмедов 1965: 11-17).

Государство Шибанидов (Узбекское ханство) было построено по принципу других позднезолотоордынских этнополитических образований. Беклярибеком при хане Абулхаире являлся Ваккас би из клана Ман гыт (Трепавлов 2001: 98). Но сама структура системы карача-беев в этом ханстве остается не раскрытой. Хотя в «Шейбани-наме» сохранился список знати, назначенной ханом Абулхаиром на территорию вилайята Чимги- Тура «даругами» - речь идет о кланах Конграт, Дурман, Уйгур и Кушчи (Татары 2001: 121). А.-3. Валиди - Тоган эти племена относил к числу «правящих» (xaким), называя их «карачинскими» (Валиди, Туган 1994: 34). Правда, если учесть весь набор кланов, включая и Мангытов, чцсло их оказывается больше, чем в традиционной системе карача-беев. На самом деле первоначальное их число, скорее всего, равнялось четырем - не случайно в «Фирдавс ал-икбал» (XIX в.), где говорится об административной реформе Абу-л-Гази хана в Хивинском ханстве - одном из наследников Государства ШибанИДов - речь идет о разделении им племен на4 группы (тупе, Т.е. тюба): l-я-уйгуры и найманы, 2-я - конгураты и кыйяты, З-я нукузы И мангыты, 4-я - канглы и кыпчаки (Ахмедов 1985: 125). Эти группы (с инкорпорацией в их состав других кланов), надо думать, являются отражением былого деления на систему карача-беев (с «удвоением» из-за существования подразделения на левое и правое крылья). Действительно, согласно «Тарих-и Абул-Хайр-хани» (ХУI в.), кланы дурман, конграт, кошчи, курлеут входили в левое крыло, а уйгур, найман и мангыт - в правое (Ахмедов 1985: 39). Как бы то ни было, в ХУI в. в Бухарском ханстве найманы, дурманы и кушчи относились К самым известным кланам (Ахмедов 1985: 60). Если учесть, что ещёв ХУIII в. в этом ханстве мангыты участвовали в церемонии поднятия,на белом войлоке хана на престол (Сведения «Тухват ал-

хани» (XVIII в.) – см. Ахмедов 1985:114), их тоже надо относить к прамщим кланам. Тем не менее, следует признать, что политическая основа Государства Шибанидов (Узбекскоro ханства) требует дальнейшеro изучения. На эту мысль шпалкивает информация «Тухват ал-хани>>об участии в церемонии посажения на ханский престол в Бухарском ханстве кроме Манголов ещё представителей кланов Утарчи, Бахрин (Барын) и Сарай (Ахмедов 1985: 118). Кроме того, в Хивинском xaнстве в XVIII в. Отмечаются ополчения не только найманов, конгратов и Maнгытов, но и кыйятов (Ахмедов 1985: 112). Обычно племенные ополчения бьти связаны с карача-беями. Правда, тут речь идет о поздних реалиях, которые могли претерпеть существенную трансформацшо.

Ногайская Орда. Как известно, район проживания Maнгыткого иля, ставшего ядром Ногайской Орды, входил в левое крыло Улуса Джучив Кок Орду (Грепавлов 2001: 79-81). В эпоху Идегея(1376-1420 гr.), тогда в сарайском дворе резко усилилось влияние клана Мангыт, Мангытс)(ии иль во главе с беклярибеком Идегеем закрепился в бассейнах рек Янка и Эмбы (Трепавлов 2001: 71). Но, несмотря на значимость Мангытск()го иля, в период могущества Государства Шибанидов Мангытский юрт входил в это ханство, являясь составной частью его правого крьта (Грепав-лов 2001: 99).

После смерти бия Ваккаса, последовавшего около 1447 г., Мангытский иль отделился от Узбекского ханства, о чем пишет М.МеховскиЙ: « ... сыновм) (Ваккаса - д Н.) ... отделились от главной заволжской Орды и поселились около замка Сарай» (Меховский 1936: 93) (т.е. Сарайчика). Видимо, между ханом Абулхаиром и его беклярибеком существовали противоречия - ещё до смерти Ваккаса он пытался в 1446 г. встать. на сторону другого Шибанида - Мустафы хана (Ахмедов 1985: 63-64). Однако и в дальнейшем политика правителей Мангытского иля строилась на коалиции с разными претендентами на престол в Кок-Орде, следователыю, до определенного периода нельзя говорить о полном обособлении этого юрта (Трепавлов 2001: 106-108, 110-112). В конечном итоге, м8IнIыткий иль вошел (около 1473 r.) в союз сШибанидом СаидИбрагимом (Ибаком), чьим юртом был «вилайят Чимги- Тура» с центром в r. Тюмени. Не исключено, что ханом его поставили именно мангыты. Эта коалиция в 1481 г. разгромила Большую Орду, убив при этом его правителя хана Ахмата. Именно в результате этой успешной акции владения Машытского иля расширились на западе до Волги, о чем сообщает «Казанская летопись»: « ... И вселишася в Большой Орде нагаи и мангыты, из-за Янка пришедши» (Казанская история 1954: 49). хотя в

этом источнике содержится некоторая переоценка сдвига Ногайской Орды на запад, в целом общее направление ногайской миграции оценено правильно.

В последней четверти ХУ в. правители Мангытского юрта продолжали свои политические связи с разными группами Шибанидов, в основном сотрудничая с той их ветвью (Трепавлов 2001: 116), которая занимала трон в Тюменском ханстве - известно, что представители клана Мангыт являлись беклярибеками тюменского хана (он же «Нагайский царь» русских источников) Саида-Ибрагима (ум. около 1495 г.) и, возможно, его преемника - хана Мамука. К началу XVI в., когда произошли политические изменения в Тюменском ханстве (см. ниже), скончался rnава Ногайской Орды бей Муса (ум. около 1502 r.). Ногайская Орда стала тогда практически независимой. Но окончательное обретение ею суверенитета надо связывать с уходом большой массы кочевников Узбекского ханства между 1500-1511 гr. в глубь Средней Азии в результате завоевания ими территории государства Тимуридов (Кляшторный, Султанов 2000: 241-243). Именно к началу XVI в. сложилась довольно прочная связь между Мангытским илем и другими присоединенными к нему племенами (то, что «наган» и «мангыть») были разными этнополитическими формированиями, прекрасно понимали и в Московской Руси - см. выше цита1)' из «Казанского летописца»). Тогда и 'закрепился политоним «ногаи» (<<Нагаи» русских источников) (Трепавлов 2001: 112).

По данным В.В. Трепавлова, в восточных источниках Ногайская Орда была известна как «омак (т.е. аймак - ди.) мангытов» и «эль и улус Мангытов» (Трепавлов 2001: 112). Сама мангытская знать свое владение считала отдельным «юртом». Западные авторы это владение называли «Ногайской Ордой». Этот термин употребляли и русские источники ХУ -XVI ВВ., больше используя понятие «ногай» (<<Нагаи»), изредка«Мангыты» (Меховский 1936: 60; Ви:женер де Блез 1890: 83; Сборник РИО 1884: 81; ПСРЛт.l3, 1965: 256,370; ПДРВ-ч. VII, 1791: 162, 210, 274; ч. I){, 1793: 268). Иногда в источниках русского происхождения проводили, как было уже отмечено, тонкое различие между «Нагаями» и «Мангытами».

В связи с политическим ста1)'СОМ Ногайской Орды - она, несмотря на превращение в XVI в. в самостоятельный юрт, не являл ась ханствомеёвнутренняяадминистративно-политическаяструктураотличаласьот строения других позднезолотоордынских государств. Но показательно, что институт карача-беев существовал и в Ногайской Орде (Трепавлов 2001: 74; СМ.: ПДРВ-ч. VII, 1791:239,242,278,287; ч. VIII, 1793:33,

100; ч.1Х, 1793:240,248,260; ч. Х 1795:41; ч. XI, 1801:134,228,238). Однако, роль этого инстmyта в данном юрте не совсем ясна, как и механизмы её функционирования* . Показательно, тем не менее, что в Ногайской Орде существовало деление воинов на 40 «санов» или (<туменей» (т.е. по 10000 воинов) (Трепавлов 2001: 495), которое из-за своей кратности к четырем, возможно, имело отношение к четырехчастному делению по системе карача-беев.

Столицей Ногайской Орды являлся г. Сарайчик (Сарайчук), расположенный в районе р. Яика (Трепавлов 2001: 75).

Тюменское (Сибирское) ханство. Вряд ли можно сомневаться в том, что Тюменское ханство сформировалось на месте так называемого «вилайята Чимги (Чинги) - Тура» (г. Тюмень и есть г. Тура или Чимги- Тура восточных источников). Но о времени образования этого ханства до сих пор идут дискуссии, хотя в основном называют годы правления Шl:lбанидаханаХаджи-Мухаммета(l420/21-1430гг.)илиегосьrнаханаМахмутека (Махмуда) (Сафаргалиев 2002: 208-209, 222-224), riравившего предположительно до середины ХУ в (Нестеров 2001: 276).

Таким образом, формирование Тюменского ханства традиционно относится к периоду между 1420-1450 гг. Но сомнительно, чтобы это было так. Имея в виду господство тогда в Кок-Орде Шибанида Абулхаира, чья столица до 1446 г. вообще находилась в центре вилайята ЧимгиТура - г. Чимги- Тура (Тюмени), где пребывали и назначенные ханом Абулхаиром «даруги», трудно допустить, чтобы этот вилайят существовал как самостоятельное этнополитическое образование. В то же время нельзя полностью исключать нахождения в этой части Государства кочевых узбеков самостоятельной ветви дома Шибанидов - потомков хана Хаджи-Мухаммета (Ахмедов 1965: 61), но скорее как зависимых от хана Абулхаира правителей. Хотя допустимо, что кто-то из них ещё при жизни Абулхаира бьm провозглашен ханом, например, при поддержке

отколовшегося около в 1447 г. от Государства Шибанидов Мангытского иля. Во всяком случае, когда тюменский хан Саид-Ибрагим, приходившийся внуком Шибаниду Хаджи-Мухаммету, появился в Поволжье около 1471 г. (Нестеров 2001: 276), он был связан именно с этим илем (Ахмедов 1965:67-68). Нахождение этого хана в Тюменском ханстве надежно документировано: после взятия в 1481 г. в союзе с ногайцами ставки Большой Орды, он «Ордобазар с собою поведе в Тюмень» (ПСР Л т. 37, 1982: 95). Пребывание этого хана и в 1491/92 гг. «в Тюмени» видно и из других русских источников (Посольские книги 1995: 18-19, 21; Сборник рио. 1884:41.94). Следует, однако, иметь в виду, что Шибанид Саид-Ибрагим хан был вовлечен в борьбу за «Саинский стул», т.е. фактически за господство в Кок-Орде* , поэтому его юрт вряд ли можно считать суверенным в полном смысле (хотя известны даже несколько его монет) (Нестеров 2001). Тем более, учитывая «симбиотическое» состояние его домена с Мангытским илем, позволяющее даже определять в русских летописях хана Саид-Ибрагима «царем Нагайским» (псрл т. 11-12, 1965: 203).

В литературе высказывалась точка зрения о том, что лишь после убийства около конца 1494 - начала 1495 г. хана Саид-Ибрагима своим родственником князем Махмутом (Маметом) Тайбугидом, возникло независимое Сибирское (Искерское) княжество или ханство (Нестеров 1993: 235-237; 2002: 17-23). Такая схема развития этого этнополитического образования основана на сообщении «Сибирских летописей», где сказано: «Адеров сын Мааметь Казанского царя Уnака (т.е. Ибакади, И И) уби и град свой Чингиден (Чимги- Туру -ди;и.И) разруши, и отиде оттуду внутрь Сибирские земли, а поставил себе град: .. и назвал его град Сибирь». Но имеющиеся данные не позволяют так однозначно трактовать это событие. Во-первых, брат хана Саида-Ибрагима Мамук в 1496 г. назван «Шибанским царем» (Перл т: 11-12, 1965: 242-243), Т.е. он, скорее всего, правил сразу после убийства брата все в том же Тюменском ханстве. Во-вторых, нахождение ШибанИДов в г.тюмени и в более позднее время подтверждают некоторые русские летописи: в них под 1505 г. (или 1506 г.) сказано о приходе рати«ис Тюмени, Кулук салтанаИвака царева сына с братьею и з детьми», (Перл т. 37, 1982:99; Документы по истории коми 1958: 264). В последнем сообщении обращает на себя

внимание противоречивое выражение «сибирский царь Кулук Салтан»). Несмотря на то, что братья хана Мамука - Агалак и Кулук в русских летописях выс1УПaюr только как «царевичи» (султаны) (ПСРЛ т. 11-12, 1965: 250; т. 37, 1982:99), в отдельных восточных источниках Агалак назван ханом*, правда, без уточнения, где он правил. Во всяком случае, приведенная выше информация свидетельствует, что Сибирское (Тайбугидское) княжество относительную независимость приобрело лишь после 15051506 гг., скорее всего это произошло вслед за второй волной ухода Шибанидов в Среднюю Азию в 1511 г. Но даже после этогО данное княжество, похоже, продолжало зависеть в какой-то мере от своих верховных сюзеренов, находившихся уже в Бухаре (Исхаков 1997 (6): 53-64; 1998: 136).

То, что Сибирское княжество Тайбугидов являлось прямым политическим наследником Тюменского ханства или вилайята Чимги- Тура, подтверждает и русская традиция смешения правителей Тюменскрго ханства и Сибирского (Искерского) княжества: в свое время м.г. Сафаргалиев полагал (Сафаргалиев 1960: 221), что среди предков Тайбугидов трое - Хаджа, Мар, и Ебалак, соответствуют последовательно Хаджи-Мухаммету, Махмутеку и Иваку (Саид-Ибрагиму). Но у этой точки зрения есть свои сложности. Дело в том, что по «Сибирским летописям» князь Мар был женат на сестре «царя» Упака и если исходить из гипотезы М.Г. Сафаргалиева, то получается, что хан Махмутек (т.е. Мар) был женат на собственной дочери, что маловероятно. Правда, точные родственные отношения хана Саид-Ибрагима и хана Махмутека до сих пор не выяснены (обычно Махмутек считается отцом первого). Зато имеются прямые высказывания некоторых русских источников о тождестве ,lJ)1Я правителей Московской Руси Тюменского ханства и Сибирского (Искерского) княжества. Так, в грамоте царя Федора Ивановича (1597 г.) хану Кучуму сказано: « ... после деда твоего Ибака царя были на Сибирском государстве князи Таибугина роду Магмет князь, после его Казыи князь, а после Казыя Едигерь князь» (Собрание государственных грамот ч. 2, 1819: 132).

Таким образом, окончательное обособление собственно Сибирского княжества, ставшего затем ханством, относится к первому десятилетию XVI в.

Политическая основа Сибирского (Искерского) юрта состояла из традиционной для позднезолотоордынских государств системы карача-беев, причем она была четырехчастной,о чем говорит одно исто-

рическое предание сибирских татар, "рассказывающее о делении войск хана Кучума на четыIеe «отряда» (Кордак, Туралы, Аялы и Бараба). пятую группу образовывали пришедшие с Кучумом из Средней Азии «сартьш (Катанов 1896: 1-13). Специальное изучение вопроса о карача-беях в Сибирском ханстве показало (Гатары 2001: 120-124), что одним из «улусов», Т.е. княжеств в этом юрте бьшо владение клана Джалаир во главе с собственным князем, именовавшемся «карача». Другим таким княжеством бьшо владение Тайбугидов, являвшихся «сибирскими князбями», в которых надо видеть беклярибеков. Тайбугин «юрт», по одной версии, являлся княжеством клана Мангыт (Fraпk 1994: 1-27), по другой - клана Салджигут (Исхаков 2000: 51-53). Что касается Тюменского ханства, уже говорилось о том, что беклярибеками там были представители клана Мангыт. А в самом г. Тура (Чимги - Тура) в момент его завоевания ханом Абулхаиром «хакимими» были представители клана Буркут, связанного с конгратами. Как указывалось, в составе вилайята Чимги- Тура к началу 1430-х гг. находились «даруги» из кланов Конграт, Дурман, Найман, Кошчи. Не исключено, что они потом оказались в составе собственно Тюменского ханства и Искерского (Сибирского) юрта (во всяком случае, некоторые из них). Но пока невозможно проследить в полной мере преемственность клановых основ этих двух этнополитических образований, хотя. в некоторых случаях и можно высказывать по этому поводу гипотезы (Гатары 2001: 12-124; Исхаков 2000).

Столицей Тюменского ханства являлся г. Чимги-Тура или Тюмень (последнее названиеупотреблялось в основном в русских источниках). Наиболее раннее его упоминание сохранилось в Устюжских летописях и относится к 1406 г.: «в Сибирской земле близ Тюмени» (ПСРЛ т. 37, 1982:82). Затем в 1475 г. этот город появляется и в Патриаршей (Никоновекой) летописи (ПСРЛ т. 11-12, 1965:158). В последний раз он в русских летописях упоминается в 1505 (1506)г. (ПСРЛт. 37, 1982:99; Документы по истории коми 1958:264). м.г. Сафар галиев полагал, что под «пределами Тулиню>, где умер Тохтамыш, «Аноним Искендера» (1414 г.) также имеет в видуэтотгород (Сафаргалиев 1960:219).

Затем центр этого этнополитического образования в конце ХУ в. или В начале XVI в. переместился в г. Сибирь (по татарски - «Искер» «Иске + ор», Т.е. «Старая крепость»). Еще одним тюркским названием этого города было наименование «Кашлыю>. Согласно русской традиции, возможно, опирающейся на татарские предания, название «Сибири» было присвоено новому политическому центру князем Махмутом Тайбугидом (см. выше).

Г л а в а II