avangard-pressa.ru

Изложение паттернирования - Логика

а. Описание паттерна: это относительно сенсорно обоснованное описание элементов паттерна и их существенного упорядочения (то есть последовательности, в которой эти элементы должны быть применены – исторически, в НЛП, это приняло форму шагов формата, определяющего, что практик должен делать на первом, втором шаге и т. д.).

б. Последствия использования паттерна: это относительно сенсорно обоснованное описание, какие последствия практик может предвидеть при конгруэнтном применении паттерна.

в. Критерии отбора: это относительно сенсорно обоснованное установление условий или контекстов, в которых уместен отбор и применение этого паттерна – например, в области работы изменения это различение между уместностью этого паттерна для изменений 1-го и 2-го порядка. Это описание должно включать любые противопоказания (условия, при которых паттерн определенно НЕ должен быть выбран и применен).

5. Внимательный читатель уже заметил, что выражение относительно сенсорно обоснованное описание встречается как часть каждого элемента предложенного формата изложения. Это выражение указывает на тот факт, что крайне сомнительно, существует ли адекватный словарь для описания в сенсорно обоснованных терминах чего-нибудь значительного в человеческих паттернах. 1

Остается в полной силе практический вопрос – как представлять результаты нашего моделирования и паттернирования, чтобы другие могли понять и оценить то, что мы в действительности предлагаем? Можно предположить, что одно из главных приложений уже имеющихся в НЛП паттернов – это приложение к эффективной коммуникации. Есть весьма практичное и привлекательное решение этого вопроса – предположим, что вдобавок к представлению трех минимальных элементов, предложенных выше, мы, как сообщество, принимаем требование, чтобы практик НЛП, предлагающий новую модель или новое образование паттернов, представлял наряду с указанными выше элементами словесного описания видеозапись, где практик демонстрирует один или более конкретных примеров предлагаемой им модели или паттернирования. Это создало бы опорные переживания, представляющие (с помощью видеозаписи через интернет) каждому заинтересованному в использовании или испытании паттерна прямой доступ к примеру его модели или паттернирования. Конечно, пример модели или паттернирования – это не то же самое, что сама модель или паттернирование, однако он подойдет к ним значительно ближе, чем это случается при обычной многозначной интерпретации, неизбежно связанной с одним только словесном описанием.

Эта стратегия обеспечения эффективного сообщения моделей и паттернов ставит добавочную задачу – дело в том, что в настоящее время имеется довольно ограниченное число различий, из которых конструируются модели и паттерны НЛП, что неудивительно при синтаксическом подходе к образованию паттернов НЛП. Мы предлагаем устроить библиотеку таких видеофильмов (опять-таки, доступных через интернет). Такая библиотека весьма облегчила бы понимание и координацию исследований в сообществе НЛП, поскольку были бы конкретные примеры якорения, фрейминга, словесных паттернов, калибровки и т. д., как пункты отсчета, вокруг которых могла бы развиваться дальнейшая дискуссия и уточнение паттернов. При устройстве этой библиотеки надо проявить особую заботливость, поскольку она станет буквально центральной точкой отсчета для определения основных терминов во всей области НЛП. Поэтому было бы разумно пригласить большое число самых компетентных практиков присылать, например, видеофильмы по технологии якорения, и включить в библиотеку эти множественные представления. Здесь надо уравновесить два стремления:

а) Требование стабилизировать основные термины дискуссии, вокруг которых вращаются исследование и приложение НЛП.

б) Глубоко укоренившееся в НЛП признание, что множественные описания должны поощряться и приветствоваться с оговоркой, что все они должны удовлетворять минимальным профессиональным стандартам НЛП, вроде предлагаемых здесь…

Мы сознаем, что существует неустранимое противоречие между этим предложением – обычным в исследовательских сообществах – и моделями бизнеса, где такая работа обычно рассматривается как повод для расхождения. Это противоречие свойственно не только НЛП – сравните его с патентованием туземных растений и их использованием традиционными народами, или с патентованием определенных химических соединений, применяемых в биологических исследованиях.

6. Во всей последующей работе над паттернами НЛП должно соблюдаться различение между содержательными моделями и процессуальными моделями. Далее, мы предлагаем, чтобы экспертные группы регистрировали только процессуальные модели, вежливо предлагая практикам, представляющим содержательные модели, направлять их в какое-нибудь другое место.

7. Экспертная группа должна делать различие между вариантами уже зарегистрированных моделей или паттернов и существенно новыми способами образования паттернов, регистрируя только последние. Это требование – демонстрация подлинной новизны предложенных паттернов – подобно разумно разработанным критериям, соблюдаемым патентными властями, например, в США и в других технически развитых странах.

8. Классический и новый код паттернов (см. Главу 3 Части П) должны быть зарегистрированы экспертными группами с надлежащим почтением. Далее, превосходные примеры образования паттернов классического и нового кода должны быть записаны на видеопленку и предлагаться в текущей библиотеке на предназначенном для этого сайте.

9. Члены экспертной группы служат в ней в течение налегающих периодов. Например, половина первой группы служила бы два года, а другая половина – три года, последующие же члены служили бы полные три года, так что группа сохраняла бы преемственность во времени.

10. Практики, моделирующие новые паттерны, должны ясно описывать различные аспекты моделирования, включая

а) упорядочивающий принцип, заключенный в предлагаемой модели (см. раздел об отношениях порядка),

б) убедительные свидетельства дискретного или непрерывного анализа, если таковые имеются.

11. Издатели и директора журналов, а также рецензенты статей авторов, претендующих на изложение моделей и паттернов НЛП, должны принять описанные выше критерии (или некоторый сравнимый явный набор критериев) в своей оценке деятельности в области НЛП как часть своей регулярной процедуры, с целью повышения качества опубликованных работ в этой области.

12. Каждый центр НЛП должен наложить на своих студентов небольшую надбавку (например, в размере 1 процента их платы центру). Эта надбавка будет предназначена для экспертной группы. Она поддержит их усилия, предложив рецензентам некоторую компенсацию за их работу по уточнению и регистрации моделей и паттернов. Она послужит также для покрытия расходов, связанных с учреждением и пополнением библиотеки, регистрирующей текущие модели и паттерны НЛП. На сайте будет публиковаться прозрачная отчетность расходования денег, составляемая нанятым для этого независимым бухгалтером, чтобы обеспечить периодический контроль за деятельностью экспертной группы и предупредить ее не предусмотренную деятельность.

13. Должен начаться публичный диалог с целью учреждения Международного Центра Моделирования (МЦМ) – о котором мы мечтали уже в течение нескольких десятилетий. Миссией центра было бы моделирование особых способностей гениев, где бы в мире их ни удалось найти.

Персонал МЦМ будет в конечном счете состоять из моделировщиков с наивысшей подготовкой и разнообразными лингвистическими способностями – возможно, вначале избираемых членами экспертной группы на основе созданных и зарегистрированных моделей, а затем пополняемых на основе ротации бывшими членами группы моделирования. МЦМ будет давать моделировщикам специальные задания и в то же время будет развивать в каждой этнической культурной группе способности индивидов из этой группы, которые продолжат моделирование в своей сфере влияния. Это будет аналитический центр для публикаций новых моделей, наряду со вкладами других участников – то есть он будет полностью связан с описанной выше экспертной группой, регистрирующей и распространяющий новые паттерны. Возможно, МЦМ будет иметь также тренировочные функции – более конкретно, индивид или коллектив, создающие новую модель, будут предлагать как естественную часть своей деятельности (проверки моделей) подготовку квалифицированных членов центров НЛП, обеспечивая тем самым создание и распространение новых моделей и паттернов, а также доставляя источник материала для приложений и тренировки сообщества НЛП.

Финансирование такого центра может быть осуществлено за счет ряда источников:

1. Центров НЛП, которые получат доходы от новейших моделей, сбывая их своим клиентам

2. Корпораций и учреждений, которые получали бы в виде компенсации исключительный доступ на ограниченное время (например, на шесть месяцев) к новейшим моделям и паттернам и помощь в их применении в контексте корпораций.

3. Фондов, поддерживающих создание и распространение моделей превосходства (фонд Форда, фонд Рокфеллера, фонд Карнеги и т. д.).

4. Клиентов, платящих за моделирование – как можно предположить, когда МЦМ приобретет репутацию как центр моделирования и распространения паттернов превосходства, найдутся индивиды и группы, которые пожелают заключить с МЦМ контракты на моделирование конкретных способностей, полезных в их работе.

Для тренера НЛП

14. Все практики НЛП, занятые тренировочной деятельностью, должны подходить к этой труднейшей учебной задаче с отчетливым пониманием некоторых принципов:

а. Основой эффективной тренировки является создание тренером ряда контекстов, в которых учащийся может приобрести на собственном опыте прямое бессознательное знание паттернирования. Иными словами, мера эффективности тренировки состоит в том, чтó учащийся может делать, но никак не в том, чтó он может об этом говорить.

б. Все тренировочные материалы должны быть тщательно проверены, чтобы убедиться, что в них предлагаются в качестве паттернов НЛП лишь формальные (но ни в коем случае не содержательные) паттерны. Тренеры, не способные делать такое различение, дисквалифицируются, пока не приобретут такую компетентность.

в. Идеальное проектирование тренировки содержит в себе процессы открытия, с помощью которых учащийся достигает подсознательной компетентности до достижения явной словесной компетентности. Вновь открытый паттерн принадлежит тому, кто его открыл; предложенный паттерн принадлежит тому, кто его предложил.

г. Самой важной отдельной переменной в контексте тренировки является конгруэнтность тренера. Без надлежащей модели (тренера), демонстрирующего паттернирование, достижение желательных результатов крайне невероятно.

Для практика НЛП, занятого в НЛПпр

15. Практик, занятый приложениями паттернов НЛП, должен владеть и уметь применять различные указания, содержащиеся в предыдущем тексте (см. в особенности Главу 2 Части Ш), например, знать различия между изменениями 1-го и 2-го порядка и соответствующие им вмешательства, Ятрогенный Принцип и т. д.

16. Практик НЛП должен продолжать совершенствовать свое мастерство в самом основном из процессов НЛП – калибровке – со специальным вниманием к умению распознавать физиологические сигналы измененных состояний сознания. Этот основной навык является предпосылкой уважения к неприкосновенности клиента, что составляет фундаментальный этический вопрос. Точно так же, на конечных этапах работы изменения с клиентом практик никогда не может полагаться на словесные заверения, что клиент достиг новых адекватных выборов, а должен принимать лишь свидетельства, поддающиеся физиологической проверке. Любое изменение должно рассматриваться как неясный намек, пока оно не получит кинестетической реализации.

17. Практик должен отчетливо сознавать (опять-таки, с помощью калибровки), что вхождение клиента в значительно измененное состояние является приглашением подсознания клиента к осмысленной коммуникации, с ведома или без ведома сознания клиента. Мы поощряем непрерывную программу обучения множественным методам установления и осуществления такой коммуникации (несловесной коммуникации, метафорам и т. д.).

18. Практик НЛП должен научиться различать в своей работе форму и содержание, что составляет гарантию неприкосновенности клиентов в их особенно уязвимых состояниях во время процесса изменения.

19. Практик НЛП должен отчетливо сознавать, что во всех сложных взаимодействиях с клиентом важнейшей из всех его забот должна быть ответственность за максимальную независимость клиента.

Таковы наши рекомендации, которые мы предлагаем сообществу НЛП. Есть много других важных вопросов, которые, с нашей точки зрения, с трудом могут быть изложены в виде рекомендаций. Один из таких вопросов мы выберем в качестве заключения этой книги.

Устанавливая исторический контекст создания нового кода и, в частности, описывая мое неудовлетворение деятельностью подготовленных практиков НЛП в начале 80-х годов, я (ДГ) сказал:

По-видимому, проявляется очень мало, или никакой заботы о более широких вопросах, таких как эстетика, этика или социальные и политические проблемы, и я не заметил какого-либо движения в сторону активного подхода к таким более широким вопросам с их стороны.

Как видно из нашего опыта, паттерны, закодированные до сих пор в проектах моделирования НЛП, блестяще служат для начала и осуществлениия действий, значительно улучшающих качество жизни индивидов и сообществ. Не менее важно, каким способом проводятся такие проекты – прямое участие в таких проектах дает людям силу предпринимать серьезные действия, развивая в них ощущение собственной способности производить такие изменения – превращая их из жертв жизни в активных участников жизни.

Например, в Бразилии мы участвовали в проекте устройства системы снабжения чистой питьевой водой и канализации в общине, непосредственно прилегающей к Сан Пауло. Это было достигнуто путем мобилизации неформальных лидеров сельской общины, которые, в свою очередь, стимулировали интерес и участие членов общины в этой работе. Одновременные переговоры с представителями правительства привели к тому, что те доставили материалы, орудия и квалифицированное руководство для устройства системы доставки питьевой воды и системы канализации, что значительно улучшило качество жизни в общине. Вода и система канализации в глубоком смысле принадлежат людям этой общины – они это построили, и они собственники этого. Можете быть уверены, что они будут превосходно заботиться об этом.

Теперь мы пытаемся побудить, даже умоляем наших читателей, уже компетентных в паттернах НЛП, тщательно рассмотреть возможности обобщить эти паттерны на такие действия в окружающем нас мире. Мы просим вас, тщательно рассмотрев такие возможности, сделать ваш выбор и эффективно действовать, создавая такие изменения. Чтобы стимулировать ваш интерес и способность к оценке применения паттернов НЛП в более широких вопросах, мы прибавим следующие замечания.

Примем за отправную точку использование Тройного Описания. Мы полагаем, что этот паттерн распространяется далеко за пределы его применения в новом коде изменения. Следующие ниже соображения представляют наш способ стимулировать мышление, которое мы хотели бы развить в области НЛП.

Как уже указывалось во многих местах этой книги, одно из следствий применения паттернов НЛП состоит в создании подлинно новых выборов. 2 Но эти выборы имеют свою цену. Например, в западных культурах, какие мы находим в Западной Европе и Северной Америке, привилегированной является кинестетическая система: это значит, что предложение человеку такой культуры изменить свое внутреннее представление как правило считается допустимым лишь в том случае, если это зрительное или слуховое представление. В самом деле, в некоторых случаях неспособность изменить такой зрительный образ или внутренний диалог рассматривается как свидетельство так называемой «психической болезни». Любой практик НЛП, имеющий опыт работы с людьми, называемыми шизофрениками, может засвидетельствовать преобладание симптомов с мучащими пациента звуковыми или зрительными образами – то есть затрагивающих внутренние представления (зрительные и слуховые), невольные для пациента.

Заметьте, однако, что человек, развивающий полный выбор в своих кинестетических представлениях – по существу человек, выбирающий, что он ощущает – награждается совсем иным названием – его называют социопатом. Мы полагаем, что эта отрицательная кличка – социопат – является подсознательным признанием на уровне социальной системы, что многое сплачивающее нашу культуру имеет невольную природу кинестетических эмоциональных связей, соединяющих людей в пары, семьи и бóльшие социальные единицы, эта невольная связь есть клей, в значительной степени сохраняющий целостность нашей социальной системы. Представьте себе, что произошло бы в нашем браке, в первичных эмоциональных отношениях, в семье, в бизнесе или в местных сообществах, если бы вдруг участвующие в них люди могли выбирать, испытывать им вину или нет, испытывать им стыд, или страх, или… Да, представьте себе это!

Если посмотреть через фильтры НЛП, то нам достаточно ясно, что невольная природа ощущения (кинестетические представления) действует как механизм социального контроля. С точки зрения НЛП, кинестетические представления – это просто один из трех главных строительных блоков наших мысленных карт (ПД), которые мы все время ошибочно принимаем за действительность. С этой позиции представляется произвольным и случайным такое общественное развитие, которое ухватились за поддержание невольности ощущений как за стабилизирующую переменную, как это произошло в западных культурах.3

Этот тезис может быть проверен – есть ли культуры, в которых избрана в качестве невольной одна из двух других систем представления? В случае утвердительного ответа наш тезис получает поддержку. Например, не открывает ли нам Танец Солнца аборигенов американских равнин смысл этих культурных различий? Не представляет ли Танец Солнца (подсознательное) культурное признание этих племен, что необходимо устранить ограничения в значительной степени невольной зрительной системы представления? Далее, не является ли одним из способов достижения этого причинение себе столь сильного мучения, что индивид входит в особое измененное состояние, открывающее ему ви'дение его жизни?

Это глубокие вопросы, и, признавая наше невежество, мы ожидаем более компетентной информации от самих этих племен, а также от профессионалов, антропологов, изучавших такие явления.

Тот факт, что значительное большинство известных нам культур избрало кинестетическую систему в качестве невольной, представляет собой лишь статистическое утверждение, а не утверждение о человеческих возможностях. Изучение других уцелевших культур обещает открытие альтернативных форм общественной организации, других культурных возможностей. Это исследования форм, отличных от тех, в которых мы родились и которые составляют известный нам диапазон человеческих возможностей. Что бы ни открыли такие исследования, паттерны превосходства дают нам возможность исследовать добавочные возможности, и даже совершенно новые формы.

К этому вопросу относятся злоупотребления статистикой, с ее ошибочной интерпретацией в народной культуре. Мы различаем статистику как чрезвычайно полезное орудие анализа, – если она правильно применяется в надлежащих контекстах, – и злоупотребления статистикой как в ее неправильных приложениях, так и в ее популярных извращениях – в том, что мы называем статистической жизнью и тиранией среднего.

Рассмотрим, например, одну из наших страстей – скалолазание. Нас не смущает тот факт, что подавляющее большинство жителей этой планеты даже и не подумает взбираться на вертикальную стену Эль Капитан в Йосемити, и тем более не способно и не заинтересовано в этом. Если бы правильна была статистическая жизнь, то мы не устраивали бы Олимпийские Игры, поскольку одна из самых важных целей этих игр – исследование пределов атлетических возможностей человека. Оптимальное переживание в этих играх состоит не только в выходе за статистические границы предыдущих спортивных состязаний, но в достижении чего-то, чего даже не было в статистических данных – в стремлении побить мировой рекорд, двигаться быстрее, выше, более изящно и т. д., чем все это делали до нас. Если бы статистический уровень жизни был правилен, то Гриндер и Бендлер не потрудились бы создать НЛП. Мы можем быть вполне уверены, что значительное большинство общественных систем на этой планете, как в настоящем, так и в известном нам прошлом, относило более чем половину своего населения ко второму сорту, подлежавшему эксплуатации – а именно, женщин. Но это никак не оправдывает, с нашей точки зрения, такое неравенство.

Как пример противоречия между подлинно новыми выборами, возникающими из приложения НЛП, и тиранией среднего в народной культуре, рассмотрим вопрос о глубоком раппорте отождествления между двумя человеческими существами, стоящими лицом к лицу друг перед другом. Совершенно ясно, что мы как человеческие существа обладаем естественно возникающими специальными неврологическими цепями для отождествления других членов нашего вида. Есть исследования, указывающие на наличие специализированных рецепторов для узнавания других человеческих лиц, даже у младенцев нескольких дней от роду.4

Столь же ясно, что мы можем приучиться игнорировать эти цепи распознавания, или не действовать в соответствии с ними – посмотрите в настоящее время на Косово, Руанду, Северную Ирландию, Сьерра Леоне, Афганистан, Израиль, Палестину или Нью-Йорк 11 сентября 2001 года, или в недавнем прошлом на почти полное истребление многих коренных народов Северной и Южной Америки при появлении европейцев в Новом мире.

Или – что может быть ближе некоторым читателям – спросите себя, на чем основаны расизм или сексизм. Иначе говоря, каковы наши мотивы, вынуждающие нас не пользоваться нашими естественно возникающими цепями и реагировать на другие группы в некотором смысле иначе, чем на нашу собственную? Конечно, на этот вопрос есть разные ответы. Но мы уверены, что расизм (начиная с крайностей линчевания, пыток и т. д., до более тонких форм, таких как дискриминация, избежание и т. д.) может возникнуть у носителя –изма лишь при условии, что он смотрит в глаза своей жертвы и не способен распознать в ней другое человеческое существо и отождествиться с ним. Опять-таки, это же условие относится к сексизму и сексуальному насилию (начиная с крайностей изнасилования и других отвратительных форм сексуального насилия и злоупотребления до более тонких, но коварных форм культурного воспитания, проявляющихся в выборе игрушек и игр, предлагаемых отдельно детям разного пола).

Разумеется, речь идет о выученных фильтрах. Обратите внимание, что мы тем самым осуждаем здесь осуществление некоторых форм диссоциации и алиенации, возникающих из неспособности к отождествлению в определенных конкретных контекстах.

Предположим – как это много раз случалось с каждым из авторов этой книги – что вы сталкиваетесь со сценой, где имеется некоторая серьезная опасность или случайность.

Вот более конкретный пример. Одна из авторов этой книги (КБ), возвращаясь домой из средней школы, столкнулась с пожаром, охватившим бедное жилище на окраине Мемфиса (Теннеси, США). В одном из окон горящего дома она увидела лица нескольких маленьких афро-американских детей и услышала их крики и призывы о помощи. Задним числом ей совершенно ясно, что войти в горящее здание было весьма опасно, но, не думая об этом, она без колебаний бросилась в огонь, и ей удалось вырвать детей из пламени лишь с небольшими ожогами у себя и у детей.

Другой из авторов, направляясь в машине на заседание в Сан Франциско по Хайвею 92, соединяющему береговой Хайвей 1 (от Залива Новолуния) с главными путями, ведущими в Сан Франциско с юга (Хайвеи 280 и 101), был свидетелем дорожного происшествия на трехпутном участке, с противоположной стороны Хайвея. Небольшая машина каким-то образом зацепилась за конец большого грузовика. Он протащил ее почти на четверть мили, прежде чем она оторвалась и, подпрыгивая и скользя, остановилась между двумя путями. Увидев это, он сразу же остановил машину в стороне от Хайвея и ринулся наперерез движению на помощь пассажиру маленького автомобиля. Он приблизился к серьезно поврежденной машине почти одновременно с другим водителем, действовавшим точно так же – человеком, который оказался медицинским работником. Водительница машины лежала без сознания, отчасти соскользнув с переднего сидения на пол, с кровоточащей раной на голове. Других повреждений на первый взгляд не было видно. Но ваш автор и медик сразу же ощутили сильный запах бензина (был разорван бензопровод). Хотя они опасались двигать молодую женщину, не зная, есть ли другие ранения, оба они поняли непосредственную опасность пожара и возможного взрыва – почти без слов они осторожно вынули потерявшую сознание женщину из машины, поддерживая ее по возможности в том же положении, в каком они ее нашли, и отнесли ее на безопасное расстояние от дымящихся остатков машины. Тем временем другие проезжавшие немедленно и разумно реагировали на происшествие. Водитель грузовика, зацепившего машину, вызвал по радио скорую помощь и полицию; другой проезжий принес огнетушитель и успешно воспользовался им, потушив огонь в передней секции машины. Еще один поместил сигналы, направляющие движение в обход места происшествия. В то же время несколько других, заметив, чтó мы делаем, прибежали с простынями, куда мы осторожно положили женщину, все еще не пришедшую в сознание. Мы положили женщину в безопасное место, поодаль от ее машины, и скорая помощь прибыла через три или четыре минуты.

Рассмотрим теперь каждую из этих ситуаций с точки зрения попавшего в нее автора. Чувствовала ли Кармен ужас и панический страх детей, запертых в горящем доме? В самом ли деле Джон, медицинский работник и другие остановившиеся водители, помогавшие окровавленной женщине, без сознания лежавшей в дымящейся машине, отождествляли себя с этой женщиной? Была ли эмпатия мотивом надлежащих реакций в каждом из этих инцидентов? Мы полагаем, что на это можно уверенно ответить – НЕТ! Точно так же, эмпатия или глубокий раппорт не являются надлежащей реакцией ни для кого из пожарных или работников скорой помощи. В таких контекстах отождествление (или, что то же, состояние глубокого раппорта) с ранеными или находящимися в опасности людьми означало бы попросту неэффективное состояние, не гарантирующее достаточных ресурсов для решений и действий.

Нетрудно представить себе, какова была бы эффективность спасательной команды, если бы эти люди, перед лицом раненого, кровоточащего пациента не смогли произвести необходимую диссоциацию, позитивно ответив на давление чувства отождествления, начатое нашими естественными нервными цепями, составляющими часть нашего видового наследия.

Сравните два ряда примеров: с одной стороны, расизм и сексизм с их ужасными последствиями, а с другой – компетентность и критический характер реакций, необходимых перед лицом опасности или при оказании помощи раненым. Оба случая подобны в том смысле, что оба связаны с отказом реагировать на наши «естественные» склонности – перейти в состояние отождествления с человеком, то есть войти в глубокое состояние раппорта. В одном случае последствия этически неприемлемы, а в другом они составляют в точности то, что желательно и что мы приветствуем. Но с формальной стороны делается один и тот же выбор – это диссоциация от естественно возникающего действия цепей, с помощью которых мы интуитивно распознаём и отождествляем с собой других членов нашего вида. Фундаментальные различия происходят на уровне намерений и последствий.

Конечно, дело в том, что выбор между отождествлением и неотождествлением есть именно выбор. Как таковой он не является ни этичным, ни неэтичным; это просто выбор. Этическая проблема возникает в тот момент, когда мы спрашиваем, как именно и в каком контексте мы делаем этот выбор – как показывает контраст между поведением расиста и поведением профессионального врача скорой помощи. С этим связано два вопроса:

В каждом ли существенном контексте у вас есть выбор – отождествить себя или не отождествить со стоящим перед вами человеком?

Если у вас есть такой выбор, способны ли вы оценить последствия этого выбора и избрать путь, наиболее конгруэнтный с этикой, на которую вы претендуете?

Дисциплинированная практика НЛП позволяет дать отчетливо утвердительный ответ на первый вопрос – да, конгруэнтное применение любого числа паттернов НЛП (лечение фобий, манипуляция перцептуальными позициями, как в Тройном Описании, повторное якорение и т. д.) позволяет делать выбор в любом возможном контексте. Это искусство применения к личному развитию паттернов превосходства, закодированных в моделировании НЛП – то есть попросту искусство выбора.

Второй вопрос очень труден. Как блестяще показал Бейтсон в ряде своих работ (см. например, его статью Сознательная цель и природа в сборнике Этапы экологии разума), мы очень мало способны сознательно оценивать долгосрочные последствия наших решений и действий. Часто мы говорим о ненамеренных последствиях нашей политики или наших личных решений.

Психотерапия содержит некоторые технические термины, относящиеся к этому явлению, такие как вторичные преимущества или вторичная выгода. Экономисты описывают в своей области некоторые явления вроде неожиданностей или непредвиденных последствий. Экологи обеспокоены непредвиденными результатами намеренного или случайного введения переносчиков инфекции или хищников в изолированную экосистему.

В окрестностях аэропорта имени Шарля де Голля близ Парижа наблюдаются спорадические случаи малярии, по-видимому вследствие несомненно случайного привоза комаров в коммерческих самолетах из тех частей света, где малярия эндемична, как например из африканских стран южнее Сахары. Как было доказано, в Нью-йоркском Центральном Парке встречаются возбудители нильской лихорадки.

Некоторые анализы разрушения бывшего советского блока указывают, что изображения различий между качеством жизни по разные стороны бывшего железного занавеса (посредством радио, телевидения, музыки и т. д.) были одной из главных причин, ускоривших этот крах.

Биологи обнаруживают теперь, что большáя часть лекарств, потребляемых принимающими их людьми и проходящих в их теле через естественные процессы, в значительных количествах попадает в водные системы, где естественным образом водятся бактерии, что создает для них питомник эволюционного развития. Одно из последствий этого состоит в появлении микробных линий, резистентных к антибиотикам, с которыми эти виды научились справляться.

Теория холодной войны, известная под именем «Домино», была попыткой рассуждать о некоторых вторичных и третичных последствиях дозволенной или недозволенной перемены политического руководства в стране Х.

Мы, по нашей человеческой природе, не очень приспособлены к решениям этого рода. Если у читателя еще остались по этому поводу какие-нибудь сомнения, вспомните ужасающие несоответствия между позитивными намерениями некоторых религиозных движений и их подлинными историческими последствиями, начиная с инквизиции и крестовых походов в Средние века и симбиоза церкви с государством, до европейского завоевания Нового света и любых современных эксцессов (Ирландия, Афганистан и т. д.).

Наличие паттернов превосходства НЛП делает доступными, как в личном, так и в профессиональном плане, выборы, которые были ранее доступны лишь в весьма ограниченной степени и спорадически, или вовсе не были доступны. В этом состоит, как уже было сказано, ответ на поставленный выше вопрос. Цена этого состоит в том, что внезапно и без всякой подготовки, применяя технологию НЛП, мы принимаем на себя ответственность за решения, с какими мы никогда не сталкивались прежде, по той простой причине, что эти выборы не были систематически доступны.

Поэтому мы предлагаем систематическое применение тройного описания как метод, позволяющий развивать способность к эффективному применению этих новых классов выборов и принимать на себя ответственность за последствия этих новых выборов. Это представляет одну из возможностей исследовать, как можно ответственно действовать перед лицом новых выборов, порождаемых самой технологией НЛП. Более конкретно, мы полагаем, что перед принятием любого нового выбора, порожденного конгруэнтным применением паттернов НЛП, мы должны систематически применять тройное описание. Иначе говоря, перед тем как принять важное решение, мы должны вначале войти в нашу собственную перцептуальную позицию, чтобы узнать, как в этом положении видится, слышится и чувствуется это решение (1-ая позиция). Затем, пользуясь разделительным состоянием для возможного уменьшения контаминации, мы должны войти в перцептуальное положение других людей (2-ая позиция), на жизни которых может отразиться предположенное нами решение или действие, принимая их позы, установки, формы мышления и т. д. Наконец, и опять с разделяющим состоянием для чистого перехода, мы должны перейти в состояние наблюдателя (3-я позиция), из которого мы сможем наблюдать и слушать, как может осуществиться рассматриваемое решение. 5

Заметим, что если бы мы попытались удержать все эти сложные переживания в своем сознании (все три перцептуальных позиции, с представлениями во всех главных системах), то мы просто глубоко запутались бы. Мы предлагаем поэтому воспользоваться эффективностью одного из трех главных различий между классическим кодом и новым кодом НЛП. Как было сказано раньше,

Одно из главных различий между классическим кодом и новым кодом состоит в агрессивной эксплуатации силы и мудрости подсознательной деятельности – при надлежащей организации и ограничении.

Мы полагаем, что перед принятием решения следует выполнить упражнение в Тройном Описании, что составляет одну из конкретных форм правильной организации и ограничения подсознания. И далее, после упражнения в Тройном Описании мы советуем оставить по крайней мере один период сна для подсознательной интеграции перед принятием и применением решения.