avangard-pressa.ru

Как пробудить у детей тягу к чтению? - Культура

Давайте ребенку понять, что чтение — это огромное удовольствие, с которым не сравнят­ся никакие игры и игрушки.

Для этого, конечно, нужно и самим дру­жить с книгами. Нет ничего более эффектив­ного, чем воспитание своим примером. Хвали­те приятелей ребенка, если они уже умеют читать, но избегайте упреков (даже скрытых): дескать, вон они какие молодцы, а ты... Оби­девшись, сын или дочка могут заупрямиться. Если вы будете действовать тактично, у вашего ребенка скорее всего возникнет мысль: « А что я, хуже других? Почему бы и мне не по­пробовать?»

Но и тогда, когда ребенку захочется на­учиться читать, не торопитесь. Лучше его немножко «поманежить», закрепляя ощуще­ние желанности предстоящих трудов.

Сами же труды имеет смысл облечь в игро­вую форму.

Мои дети, например, выучились читать, иг­рая в школу. Мы усаживали на диван игруш­ки. Плюшевый мишка был «назначен» отлич­ником, растрепанная кукла Катя (ее роль оз­вучивала я) постоянно запиналась и путалась. Детям приходилось ее поправлять, и обучение шло незаметно, в охотку. Казалось, мы просто

веселимся.

А теперь, пожалуй, самое парадоксальное. Если вы хотите, чтобы ваш ребенок действи­тельно подружился с книжкой на долгие годы, нужно... КАК МОЖНО ДОЛЬШЕ ЧИ­ТАТЬ ЕМУ ВСЛУХ.

Обычно же происходит прямо противополож­ное: когда ребенок начинает более или менее бегло читать, его норовят поскорее отправить в «свободное плавание». У родителей благодаря этому, конечно, появляется больше свободного времени. Но становление ребенка как читателя идет гораздо медленней. Читать ему еще труд­но, глаза от напряжения устают, усталость про­воцирует скуку, скучное занятие отвращает... В результате неприязнь к чтению может закре­питься на всю жизнь. Что, как вы понимаете, не будет способствовать развитию интеллекта.

Когда же ребенок слушает выразительное чтение взрослых и одновременно заглядывает в книгу, он отдается на волю своей фантазии. А параллельно исподволь учится связывать слова с возникающими в его фантазии образа­ми. Я уж не говорю о том, что взрослый мо­жет по ходу дела пояснять значение незнако­мых слов и отвечать на вопросы ребенка, об­легчая ему понимание текста.

Но главное даже не это, а то, что книга становится предметом долгого разговора, об­суждения, спора. То есть вашим общим дос­тоянием, «валютой общения». Что, конечно, поднимает ее престиж в детских глазах. А то ведь для многих детей книга — это некий барьер, отгораживающий их от родителей. Сколько раз они слышат от нас:

— Не вертись под ногами! Пойди лучше почитай.

Или наоборот:

— Дай дочитать! На самом интересном мес­те прервал.

В подобных случаях детская неприязнь к чтению может быть обусловлена элементарной ревностью. Так ненавидят соперника, отнима­ющего у нас любимого человека.

«Опережающее чтение»

Мой младший сын читает взахлеб. У нас в семье вообще все любят читать, а Феликс — особенно. Сейчас ему двенадцать. Он уже про­глотил добрую половину нашей домашней биб­лиотеки, и все равно перед сном мы обязательно читаем вслух. Однако при этом придер­живаемся важного принципа: я выбираю дос­таточно сложные книги, которые самому ему одолеть пока не под силу. Естественно, кни­ги берутся не наобум. Мало ли на свете про­изведений, трудных для детского восприятия? Нет, я читаю сыну то, что, на мой взгляд, даст богатый материал для его духовного и душевного развития.

Поначалу, когда ему было лет 7-8, мы с ним читали классические стихи и поэмы — Жуковского, Пушкина, Лермонтова, Некрасо­ва. В результате в 8 лет Феликс дозрел до са­мостоятельного чтения Шекспира и как-то раз во время каникул, оставшись дома в одиноче­стве, осилил «Макбета». Самое забавное, что мы об этом не подозревали. Лишь год спустя это совершенно случайно выяснилось на заня­тиях в литературно-художественной студии. Преподавательница принялась пересказывать ребятам сюжет трагедии, а Феликс заявил, что он ее читал. Я сперва не поверила и устроила ему экзамен. Оказалось — все правда. И что самое важное, сын прекрасно понял и запом­нил не только содержание, но и смысл, каза­лось бы, достаточно сложного произведения.

— Неужели тебе не было скучно? — изу­милась я. — Ведь это такая взрослая пьеса.

— А разве ты мне читаешь не взрослые стихи? — изумился в свою очередь сын. — Почему «Медный всадник» — не скучно, а «Макбет» — скучно?

Стихи мы периодически читаем до сих пор. Я считаю серьезнейшим упущением то, что в современной школе дети почти не учат стихов наизусть. Ведь это не только приобщение к родной культуре, но и тренировка памяти, которая чрезвычайно важна для дальнейшего развития человека. С годами память слабеет, но если в детстве она была натренированной, произойдет это не так быстро, как в тех слу­чаях, когда ресурс маленький. Дай Бог, что­бы я ошиблась, но, боюсь, у многих нынеш­них детей, привыкших считать на калькуля­торе и не знающих наизусть почти ни одного стиха, склероз разовьется гораздо раньше, чем у их прабабушек и прадедушек. Хотя условия жизни старших поколений, особенно тех, чье детство и юность пришлись на военные и пос­левоенные годы, были неизмеримо тяжелее.

В приобщении детей к поэзии есть еще один аспект, важность которого в наши дни, к сожалению, понимается далеко не всеми. В современном мире психика детей сильно хаотизируется. Резко возросла возбудимость, расторможенность, неуправляемость. Отсюда — и рост асоциальных поступков, и снижение интеллектуального уровня. Стихи же — это мир гармонии. Четкий ритм и система риф­мовки как бы отсекают все ненужное, лиш­нее, упорядочивают наши представления о жизни. Подобно спокойной классической му­зыке, стихи действуют на детей умиротворя­юще. Недаром даже тяжелые заики обычно декламируют стихи, практически не запина­ясь. Чем больше человеческая душа проника­ется этой внешней гармонией, тем меньше в ней остается места для хаоса. То есть хорошая поэзия может оказывать и психотерапев­тическое воздействие.

Однако теперь мы с сыном, в основном, читаем православную литературу. Для нас это как бы следующая ступенька. Это и жития святых. (Не адаптированные для детей, а предназначенные для взрослых.) И газетно-журнальные статьи о русской истории и куль­туре, которая вся так или иначе связана с Православием. И книги, раскрывающие смысл церковных обрядов, рассказывающие о том, как христиане относятся к разным сторонам повседневной жизни. Короче, это литература, вводящая человека в мир Православия.

Она написана особым языком. Он чрезвы­чайно богат, в нем современные слова и поня­тия как-то очень естественно сочетаются с теми, которые в словарях приводятся с помет­кой «устар.» («устаревшее»). Поначалу Фелик­су многое было непонятно, и мне приходилось ему объяснять. Теперь трудностей с лексикой у него практически нет, а словарный запас, который и без того был богат, заметно расши­рился. Расширились и представления о мно­гих вещах. Причем это не просто отвлеченные знания, которые неизвестно как приложимы к нашей жизни, а понятия и установки, опреде­ляющие поведение человека. То, что называ­ется нравственным воспитанием. И что я лич­но считаю самой важной задачей родителей.

Безусловно, каждая семья сама для себя может определить, какого рода книги читать вслух ребенку. Мне только хочется обратить ваше внимание на принцип опережения: читайте то, что немного трудновато, но потенци­ально находится в зоне ближайшего развития ваших сыновей или дочерей. Тогда они будут тянуться вверх и не бояться, что цель недо­стижима.

Учет склонностей ребенка

Он совершенно необходим, как и в любой дру­гой деятельности. А то нередко бывает, что родители, жалуясь на отсутствие у детей инте­реса к книгам, на самом деле просто забывают поинтересоваться вкусами ребенка и навязыва­ют ему то, к чему у него не лежит душа.

Так, Зинаида Васильевна очень переживала из-за того, что ее Коля не хочет читать. Вро­де бы умный мальчик, а к чтению абсолютно равнодушен. Но, когда мы с ней обсудили этот вопрос более подробно, выяснилось, что Коля с удовольствием изучает журнал «Юный натуралист», штудирует энциклопедии и справочники, посвященные растениям или животным. Если увидит у кого-нибудь такую книжку — не может оторваться. Однако мама не считала это «настоящим чтением». Вот если бы он увлекался приключенческими ро­манами или фантастикой — тогда другое де­ло... А между тем очень многие мальчишки предпочитают художественной литературе на­учно-популярную. Это особенность пола, и мамам ее необходимо учитывать.

Но, конечно, уважая особенности ребенка, можно и нужно влиять на формирование его литературных вкусов. Дети, как правило, не умеют отличать подлинное искусство от под­делки, и, когда родители не руководят ими в выборе книг, часто забивают себе голову вся­ким «мусором» — тем, что на русском языке презрительно именуется «чтивом». Благо сей­час подобного «мусора» в магазинах предоста­точно.

Почаще интересуйтесь, что именно читают ваш сын или дочь. Высказывайте свое отно­шение к той или иной книге, к тому или иному писателю. А главное, смелее берите инициативу в свои руки. Станьте для ребен­ка домашним библиотекарем, помогающим ему сориентироваться в необъятном книжном мире.

Начинайте читать какие-то книги вместе, а там, глядишь, ребенок увлечется и дочитает уже сам.

Знаете, как матери мальчика Коли удалось наконец пробудить у сына любовь к художе­ственной литературе? Когда обнаружилось, что он увлекается естествознанием, я посоветова­ла ей, чтобы она почитала мальчику вслух «Белый клык» Джека Лондона. Они начали читать, а потом обсуждали прочитанное. Коля был очень доволен.

Потом он стал заглядывать в книжку, уже не дожидаясь возвращения мамы с работы — ему не терпелось узнать, что будет дальше. Потом с сожалением сказал, что книжка кон­чилась. Мама предложила ему другую — того же автора и тоже про животных. Он сперва по привычке заартачился, но они опять начали читать ее вместе, и Коля быстро втянулся.

За Джеком Лондоном последовали Сетон-Томпсон и Даррел. От них удалось переки­нуть мостик к фантастике. Им, этим мости­ком, послужил «Затерянный мир» Конан Дой­ла — фантастическое произведение, в котором, в частности, речь идет о доисторических жи­вотных. А от фантастики уже нетрудно было перейти к историческим романам. Опять же по мостику, которым на сей раз стал роман братьев Стругацких «Трудно быть богом». В нём, как Вы помните, герой из будущего по­падает в средневековье. Теперь Коля читает очень много и часто уже сам рвётся прочесть маме вслух что-то, по его мнению, особенно выдающееся.